Евгений ЕВТУШЕНКО: «Все упирается в образование…»

«Славянский базар в Витебске» подарил журналистам общение с поэтом первой величины Евгением Евтушенко.

Евгений Евтушенко – автор многих сборников стихов, повести «Ардабиола», романов «Ягодные места», «Не умирай раньше смерти», рок-оперы «Идут белые снеги…», сценарист и режиссер знаковых фильмов «Детский сад» и «Похороны Сталина». Его произведения переведены на более чем 70 языков, изданы во многих странах мира.

Два десятилетия поэт занимался исследовательской и составительской работой, итогом которой стало издание на английском в США и русском языках в Минске антологии русской поэзии XX века «Строфы века».

С 1991 года Евгений Евтушенко живет в США, где преподает в университете в городе Талса (Оклахома), и широко пропагандирует русскую культуру и литературу.

Мало известен тот факт, что корни известного поэта в Беларуси. Его дед, Ермолай Наумович Евтушенко, родившийся в селе Хомичи Могилевской области, герой I мировой войны, в 1938 году стал жертвой сталинских репрессий и был расстрелян. Свою белорусскую родню Евгений Александрович нашел спустя много лет после войны.

Семья Евтушенко живет в штате Оклахома. Поэт приезжал в Витебск c женой Марией, с которой прожил уже 23 года и растит сыновей Митю и Женю. Мария преподает русский язык, Евгений Александрович – русскую поэзию и кино в университете. На «Звездном часе» Евтушенко, яркий и элегантный, держался просто и отвечал на любые вопросы. По его убеждениям, «писатели, актеры не должны вести себя так, как не может себе позволить нормальный человек». «Я поэт нормальных людей, меня никогда не любили снобы и бюрократы, – говорит Евтушенко».

– Я очень рад, что нахожусь в Витебске. Тот, кто читал мою поэму «Мама и нейтронная бомба», знает, что мои корни в селе Хомичи Калинковичского района Гомельской области, где я нашел двух бабушек – сестер моего деда Ермолая, расстрелянного в 1938 году и реабилитированного в 1957-м… Мой приезд в Хомичи и общение с моими родными было одним из самых больших потрясений в жизни…

Я удивлялся, что меня столько лет ни разу не приглашали в Беларусь. Очень жаль, что за 18 лет я первый гость на фестивале из писателей. В целом, фестиваль мне понравился. Нужно еще развить его литературную часть и показать собственных, белорусских писателей, поэтов. Да, сюда обязательно нужно пригласить хороших писателей, журналистов. Писатель должен быть доступен читателям, близко общаться с ними, и не только через книги.

– Евгений Александрович, вам запомнились какие-то выступления на концерте-открытии? (Накануне встречи прошел концерт открытия фестиваля - авт.)

– Выступлений шесть мне очень понравились. Я поэт, и прислушивался к текстам. К сожалению, многие тексты за редким исключением были, мягко говоря, не профессиональны. Огорчает пошлость, которая часто выплескивается в ТВ-программах. Песни попсы развратили вкус молодежи, и она уже не понимает разницу между хорошей и плохой поэзией. Хотя хорошая мелодия часто преодолевает плохие тексты (как в некоторых песнях Раймонда Паулса). К примеру, многие тексты песен военных лет тоже были несовершенны, но все они подкупают искренностью. Мне очень запомнился Грушинский фестиваль, там собираются люди, которые пишут песни на прекрасные слова.

– Как вы считаете, может быть нужно ввести цензуру на телевидении, на эстраде?

– Считаю, вкус нужно развивать. Поднимать культуру, чтобы люди не ходили на пошлятину. Все упирается в образование, в педагогику. В самой профессии человека заложена педагогика. Когда молодые люди мне говорят, зачем нам изучать историю, нам это не нужно, это ваши проблемы, мне становится страшно. Неизученные проблемы человечества могут стоить трагедии, так как они могут повториться снова. Необразованность в собственной истории – это страшная болезнь современности.

– Вы отец пятерых сыновей, как вы их воспитываете?

– Даже самый лучший отец не может уделять детям столько времени и внимания, сколько женщина… Я уверен, что самое лучшее воспитание – это воспитание большой литературой и большим искусством. Есть базовые книги и фильмы, которые нельзя не читать и не смотреть. Например, нельзя не смотреть «Чапаева». Посмотрев такие фильмы, как «Летят журавли», «Холодное лето 53-го», мои студенты уже не могут относиться к России снисходительно. Я нашел фильм, который очень сильно меняет вкус, – «Похитители велосипедов». («Похитители велосипедов» – художественный фильм, драма 1948 года, режиссёра Витторио де Сика, экранизация одноименного произведения Луиджи Бартолини. Классика неореализма и мирового кинематографа. Фильм получил почётную премию Оскар (1950) и неоднократно включался в списки лучших фильмов всех времён – прим. авт).

– Евгений Александрович, как научить любить настоящую литературу, поэзию?

– Конечно, бить линейкой по рукам не нужно. Заставить здесь невозможно.

– Что бы вы из современной литературы советовали читать?

– Читайте Дмитрия Быкова, он завоевал право быть читаемым. Быков выпустил книгу стихов «Письма счастья», серьезные книги о Пастернаке, Горьком, Окуджаве. У него острейшие политические фельетоны.

– Евгений Александрович, почему вы выбрали Америку, а не Европу?

– Свою работу в Америке я воспринимаю как миссию. Там тоже есть хорошие писатели, интеллигентные люди. Американцы, которые любят Пушкина, Цветаеву, Булгакова, не позволят себе высокомерно относиться к своему народу. В Америке действуют не меньше 30 лекционных бюро, которые занимаются исключительно устройством встреч с писателями. В бюджете американского университета заложены деньги на приглашение писателей, а они формируют и держат уровень литературного вкуса. Вот что надо бы у них заимствовать. И воспитывать вкус. И это вопрос образования. Мы потеряли хорошие традиции – публичные выступления перед самыми разными аудиториями. Надо возвращать возможность общения писателя с читателями.

– Вы преподаете русскую литературу, поэзию американцам. Чем мотивирован интерес американских студентов?

– Им нравится. На мой курс приходят те, кто хочет, они потом получают разные специальности – компьютерщики, геологи, врачи. Я ввел также кинокурс, которого раньше не было, о европейском и русском кино. Ребята приходят совсем молодые, из школы. У нас в городе несколько театров, университетов, очень хороший клуб и там собираются любители русского кино. Знаете, какой фильм пользуется особым успехом у студентов? «Летят журавли»! Замечательная эта картина до сих пор живет и трогает сердца. Сложный фильм для понимания молодежи «Холодное лето 53-го», но когда ребята мои плакали, это, конечно, тронуло мое сердце. Однажды они меня порадовали. Показал фильм «Ночной дозор», ничего плохого о нем я не говорил, но встал огромный темнокожий парень и сказал: «Мистер Евтушенко, я от всех моих товарищей прошу остановить эту третьесортную голливудскую безвкусицу»…

– Евгений Александрович, что с вашим фильмом «Детский сад», с тех пор, как он вышел в начале 80-х, картины не было на больших экранах?

– Он только на Горбушке в Москве продается. В Америке он выходил, имел большой успех, потому что шел открытым экраном. Он во многих странах был показан, а у нас его до сих пор не выпустили, я не знаю, почему. Причины, может быть, не политические, а какие-то другие. Может, у нас о нем забыли, или даже продали права американцам. Я не знаю, в чем дело. Но Америка единственная страна, где он выпущен.

– Над чем вы работаете сейчас?

– Уже много лет я работаю над второй антологией – «Десять веков русской поэзии», которую начнет «Слово о полку Игореве». Это будет пятитомное издание. Надеюсь, закончить в следующем году.

– В первую антологию русской поэзии вошли стихи Виктора Цоя. Это означает, что вы признали его как поэта? Рассматриваете ли вы рок-поэзию конца 80 – начала 90-х как явление?

– Да, действительно, «Алюминиевые огурцы» Цоя вошли в антологию. И Александра Башлачева я тоже включил. Во второй антологии его подборку сделаю еще больше, там будет также присутствовать Макаревич, я включил и БГ. … Некоторые песни я включаю в антологию. Не мог обойти песню «Шаланды полные кефали», но вот «Темную ночь» – песню, которую обожаю, не включил. Там такие чудовищные рифмы, что я не мог вставить в антологию. Хотя она трогает мое сердце.

– Вы любите путешествовать, бывали во многих странах. Ответьте, пожалуйста, что вас манит в дорогу?

– Любопытство. Когда в человеке умирает любопытство, жить незачем.


Меткі: , , ,

Падобнае

    5 каментарыяў

    1. Патон  
      18/Ліпень/2009 у 4:56

      Этот мудило гебешный все еще продолжает голову людям морочить? Никкому его антологии ненужны. Через пару десятков лет человечество забудет, что такое поэзия. За ненадобностьюю

    2. Forstor  
      18/Ліпень/2009 у 8:31 1

      Такие, как вы, Патон, являеетесь дегенератами и вырожденцами, то есть назад (регрессировать или эволюционировать) к бессловесному животному (или звериному) миру. В Евангелие от Иоанна написано: "В начале было слово...".

    3. Вэд  
      18/Ліпень/2009 у 17:40 2

      "поэзия. За ненадобностьюю"- жесть! 🙂 🙂 🙂

    4. Я  
      19/Ліпень/2009 у 19:33 3

      Многие с интересом прочитали интервью с замечательным поэтом, зато первым высказалось существо с одной извилиной и той ниже пояса.

    5. назiральнiк  
      23/Ліпень/2009 у 18:22 4

      Я таксама "з цікавасцю" прачытаў інтэрв'ю. І чарговы раз перакнаўся, як можа чалавек "гуманітарнай спецыяльнасці" перавярнуць усё з ног на галаву, пры гэтым яшчэ моцна крычаць, нібыта на галаве стаіць усё астатняе.
      Каго ён лічыць нармальнымі людзьмі, можна ўдакладніць? Адпітую маргінальную лжэінтэлігенцыю з падвалаў і чардакоў?.. («Я поэт нормальных людей, меня никогда не любили снобы и бюрократы, – говорит Евтушенко»)
      (В целом, фестиваль мне понравился. Нужно еще развить его литературную часть и показать собственных, белорусских писателей, поэтов.)
      Я сабе ўяўляю... Беларускіх паэтаў і пісьменнікаў выціскаюць расейскія, такія, як ён! А потым прыязджаюць тут павыёжвацца... Цьху!!!

    Каментаваць