Написанное останется

В память об известном витебском журналисте Сергее Буткевиче, который ушел из жизни, «ННВ» публикует материал о нем, который был напечатан несколько лет назад в газете «Курьер из Витебска».

О печати – печально

Елена ПАВЛОВА, «Курьер из Витебска»

Один из тех, кто вопреки всему пишет по совести, а не по заказу, — Сергей Буткевич, профессионал почти с 40-летнем стажем, внештатный корреспондент «Народнай волі» постоянный автор издания «Курьер из Витебска».

Как сейсмограф реагирует на колебания земной коры, а счетчик Гейгера – на радиацию, так и журналистика метеозависима от изменения политического климата. На памяти Сергея Буткевича этот климат менялся многократно. Его путь в профессию начинался в советские времена в областной газете «Віцебскі рабочы». Затем — редакция информации витебской студии телевидения. Собкором Белорусского Телеграфного Агентства он работал в 80-ые годы, в «Народной газете» – в 90-е. Буткевич пережил и неустойчивую хрущевскую оттепель, и брежневские заморозки, когда случайная ошибка могла стоить журналисту не одной карьеры.

«Когда между СССР и коммунистическим Китаем начались военные конфликты, то областная газета “Віцебскі рабочы” публиковала заметку “Нападение на советских пограничников”. Но в тексте, неизвестно по чьей вине, выпал предлог “на”, и получилось — “нападение советских пограничников”.

Редактор газеты Александр Позняк так близко принял к сердцу эту ошибку, что бросился под поезд, и колесами ему отрезало голову, – вспоминает Сергей Буткевич. – В то время была мода на дружбу городов-побратимов. Витебск дружил с немецким Франкфуртом-на-Одере и польским городом Зелена Гура. И случилось так, что очередная делегация из Германии подарила редакции “Віцебскага рабочага” небольшой бюст немецкого коммуниста Эрнста Тельмана. Известно, что Тельман был лысым, и Позняк – тоже. Когда через неделю редакцию газеты посетили друзья из Польши, то кто-то из поляков наивно поинтересовался: “Это голова Позняка?” Вот такая трагикомедия случилась на моей памяти».

По мнению Сергея Сергеевича, сегодняшняя журналистика не сильно изменилась со времен СССР: «Как в советское время газеты преувеличивали достижения государства и скрывали проблемы, так и теперь госиздания Беларуси преувеличивают заслуги власти и обходят проблемы. Если при советской власти два десятка районных газет Витебщины и одна областная подчинялись правящей партии, то сейчас они точно так же подчиняются правящему режиму и ничего против него напечатать не могут. Более того, многие нынешние руководители госизданий – это люди, которые через меру выслуживаются перед властью, а в подчиненной им редакции ведут себя, как диктаторы».

После трех перенесенных инсультов Сергей Сергеевич стал инвалидом второй группы. Он почти не ходит, но работает правая рука. А главное – болезнь не повлияла на интеллект. Редактор нашего издания Владимир Базан постоянно публикует статьи Сергея Буткевича, и каждый раз они работают на имидж газеты в силу свой смелости, правдивости и литературного уровня.

«При подготовке одного из материалов для “Курьера из Витебска” я позвонил видному чиновнику облисполкома, – вспоминает журналист. – Затем в статье я сослался на него. Через две недели позвонил ему же и попросил ответить еще на один вопрос. Он выполнил мою просьбу, но попросил больше не ссылаться на него, так как председатель облисполкома Владимир Андрейченко упрекнул подчиненного за сотрудничество с “оппозиционной” газетой, назвав его “личным корреспондентом Буткевича”. Это говорит о том, что маленькую “неправильную” газету читают чиновники, им тоже нужна правда, а значит – и свобода слова».
Кстати, свобода слова, по убеждению Буткевича, не должна быть безграничной. Он убежден, что журналисту нужны два внутренних цензора – закон и совесть. Сегодня Сергей Буткевич не сотрудничает с государственной прессой, хотя гонорары этих изданий были бы существенной материальной добавкой к пенсии инвалида. Внутренний цензор – совесть – не позволяет ему идти на компромисс.

«Все, что испытывают сегодня журналисты казенных газет, я в свое время уже испытал, говорит Буткевич. – И поставить в услужение власти свое перо – мне претит. И даже если бы они платили мне по тысяче за строку, – я в государственную газету ничего не напишу, так как это для меня означало бы сотрудничество с режимом, унижающим человеческое достоинство».

«В отличие от журналистов негосударственных изданий, – продолжает Буткевич, – сотрудники государственных СМИ на особом положении – под защитой и на содержании власти. Но я поостерегся бы им завидовать – привилегии развращают. Казенным журналистам не опасна цензура, но они лишены и внутренних цензоров. Закона не боятся – любая клевета остается безнаказанной. И совесть не актуальна: ее заменила господствующая идеология. К мастерству нет стимула: подписка гарантирована, а сумма гонорара зависит не от вашего таланта, а от прихоти начальника».


Падобнае

    Каментаваць