Супрематизм Давида Якерсона: художники и искусствоведы vs Феликс Гумен

На выставке в Витебском художественном музее, посвящённой 100-летию «Чёрного квадрата», разгорелась дискуссия о том, обладает ли подобного рода искусство исторической ценностью.
Выступает Феликс Гумен. Фото Георгия Корженевского

Давид Якерсон являлся одним из ярких представителей супрематизма, и витебский период его деятельности был, по всей очевидности, самым ярким и творчески насыщенным. Тем более что в дальнейшем многие представители авангарда, и Давид Якерсон не исключение, в эпоху тоталитарного сталинизма вынуждены были отойти от художественных экспериментов, что было продиктовано элементарными условиями выживания.

Однако на открытии выставки этого художника, которое состоялось 8 апреля, имела место дискуссия, является ли супрематизм, вкупе с иными направлениями авангарда, таким уж «наивысшим», в соответствии с латинским словом «supremus». В любом случае, состоявшаяся дискуссия говорит о многообразии художественной жизни Витебска, и о том, что концептуальные вопросы небезразличны нашим художникам, они ими живут.

Как отметила директор музея Ольга Акуневич в своём выступлении, Давид Якерсон «являлся ближайшим соратником Казимира Малевича, когда они работали в Витебском Народном художественном училище». Она рассказала, что около 500 музейных предметов, относящихся к его творчеству и материалам о нём, хранится в Витебском художественном музее. Это одна из самых больших коллекций в мире об известном представителе супрематизма. Когда Русский музей создавал каталог работ Давида Якерсона, он отснял все материалы о художнике, находящиеся в Витебском художественном музее.

Ольга Акуневич. Фото Георгия Корженевского

И в начале мероприятия открытия экспозиции, Ольга Акуневич рассказала об одном намечающемся событии, которое, по всей очевидности, должно привлечь самое пристальное внимание витеблян и гостей нашего города: «Одна выставка состоится у нас в июле, в рамках «Славянского базара», пускай это будет небольшой тайной, потому что выставка будет уникальной».

Супрематизм: pro

Отметим, что Давид Якерсон являлся одним из ярких представителей художественного объединения УНОВИС («Утвердители нового искусства»). А деятельность данного объединения неразрывно связано с Витебской Народной художественной школой, на базе которой устраивались выставки-обсуждения и проводились философские дебаты об искусстве. Потому Ольга Акуневич имела известные основания сказать: «Здесь присутствуют художники, люди, которые свято чтят память Казимира Малевича, которые являются продолжателями его дела».

Давид Якерсон. Эскиз памятника Карлу Марксу. Начало 1920-х гг.

Одним из таких продолжателей является художник и теоретик искусства Александр Малей. В своём слове он отметил необходимость сохранения и приумножения памяти не только о наиболее брендовых именах, связанных с художественной историей города: «Мы затёрли два имени: Малевич и Шагал. Забыли даже Лисицкого. Хотя Лисицкий – один из крупнейших художников в мировом изобразительном искусстве. Что же касается остальных художников, которые были членами Уновиса, а их ведь целая когорта, это всё на задворках культуры».

Давид Якерсон. Супрематическая композиция. Начало 1920-х гг.

Ещё одна проблема, поднятая Александром Малеем, касалась вопроса о понимании места Витебска в истории мирового художественного авангарда: «Приведу такой пример. В 90-х годах, когда мы многое пытались здесь восстановить, за круглым столом один московский искусствовед, не буду называть его фамилию, сказал, что почему мы так гордимся Малевичем? Якобы, приехал он сюда случайно, мог бы приехать куда угодно, ну, оказался в Витебске, и это не ваше… А меня это задело тем, что москвичи, «столица», страдают снобизмом, они приезжают сюда защищать диссертации по нашим материалам, и считают, что больше у нас никого нет. Так они и говорят…

Но Уновис то – витебский. Выставка Уновиса входит в двадцатку лучших выставок ХХ-го века в мировом искусстве. То есть это очень крупное объединение, где были очень сильные художники. Но они как-то мало популяризируются, мало написано о них статей. И вот эта выставка, она как раз меня радует. Хотелось бы, чтобы подобного рода выставка была бы постоянной».

Александр Малей. Фото Георгия Корженевского

«Нет площадей» и «инструкция не позволяет» – такие выводы были сделаны по поводу невозможности на нынешнем этапе создания такой постоянной экспозиции. На что Александр Малей со своей стороны резюмировал: «Ерунда получается… Ну, какая может быть инструкция?.. Но здесь приятно находится. Потому что есть такие отважные люди, которые работают не на страх, а на совесть, за маленькую зарплату, но делают своё дело, и спасибо им за эту выставку».

Ольга Акуневич уточнила, что графические работы, к сожалению, не могут быть выставлены надолго, потому что графическим произведениям свойственно выгорать, и потому срок их экспонирования по инструкции ограничен. Со своей стороны скажем, что, возможно, компромисс, всё-таки может быть найден. Например, экспозиции графических работ могут просто чередоваться в одном каком-либо зале, посвящённом витебскому авангарду.

Давид Якерсон. Супрематический эскиз. Начало 1920-х гг.

Другие выступавшие на открытии выставки разделили высокую оценку концептуальности витебского авангарда вообще, и супрематизма в частности. А художница Галина Васильева поделилась своими эмоциональными впечатлениями: «Для меня вообще такая честь находиться здесь… Слава Уновиса – вот она, здесь, в этом городе. А эти «квадраты» – я просто в восторге от них, ни для кого не секрет, что я их люблю… Очень значимая выставка, я очень рада, что она состоялась».

Галина Васильева и Ольга Акуневич. Фото Георгия Корженевского

Супрематизм: contra

Тем в большей степени контрастировало с этой всеобщей благожелательностью выступление знаменитого белорусского художника Феликса Гумена, которое призывало к «ниспровержению кумиров». Правда, начал он с истории уже легендарного творческого объединения витебских художников «Квадрат», одним из представителей которого являлся Александр Малей: «Я «Квадрат» поддерживал всем сердцем, отстаивал его, потому что желание чего-то нового, избавиться от рутины, было, есть и будет, это свойственно молодым».

Феликс Гумен. Фото Георгия Корженевского

Но когда речь зашла о художественном авангарде вообще, в его контексте революционного искусства, здесь позиция Феликса Гумена неожиданно трансформировалась и приобрела совершенно непримиримый характер. И выражалось всё это в очень резких фразах: «Когда революция началась, вот этот слом пошёл, появились лозунги вроде «Сожжём Рафаэля!» Началось безобразие… И под эту лавочку недоучки, душевно больные недоноски, со всякого рода своими проектами объявили себя богами, вот так же, как этот Малевич, и победили всех. А энергии было много, и у Шагала тоже было много энергии, но их новая власть в конце концов пнула под зад, и они покатились…

И покатились в эту помойку, в этот Париж, где всё это до сих пор собирают и называют «парижской школой». Ну и слава Богу, что она существует, и слава Богу, что эти люди дали славу Витебску, ведь без них до этого не знали, что такое Витебск, и за это спасибо… Хорошо, что такие работы хранятся. Потому что, в принципе, каждый сходит с ума по-своему. Почему им не сходить с ума по-своему?.. Пусть сходят, и это моё мнение. Запрещать это нельзя. А если говорить о таком искусстве, как о чём-то новом, это уже не новое, оно уже всё покрылось плесенью. И идти следом за ними – просто неразумно, не нужно этого делать. Следовать за ними – чушь собачья».

Супрематические этюды Давида Якерсона

К сожалению, Феликс Гумен таки и не дал определения, что он понимает под «парижской школой», и какой конкретно период её существования он имеет в виду, ибо это очень разные периоды. Ситуацию разрядила Ольга Акуневич, сказав о непреходящем характере художественных экспериментов: «Творческий поиск всегда приветствуется в мировом искусстве, поэтому появляются самые разные художники, самые разные направления, и потому искусство всегда интересно». В итоге все сошлись на мнении, что творческий поиск всегда должен быть, и его следует отличать от пустопорожнего эпигонства.

Всё же определяющим, что и соответствовало смыслу мероприятия, ожидаемо оказался взгляд, утверждающий космологическую глубину авангарда и супрематизма. Так, искусствовед Михаил Цыбульский, говоря о «Чёрном квадрате» Казимира Малевича, а это произведение, между прочим, являлось эмблемой Уновиса, отметил: «Былі самыя разнастайныя спробы інтэрпрэтаваць гэтую для кагосці станковую карціну, для кагосці канцэптуальны твор. Многія спрабавалі пранікнуць, і мне вядомыя такія спробы мастацтвазнаўцаў, якія сядзелі гадзінамі, пагружаючыся ў бяздонную прастору гэтага «Квадрата», спрабуючы зведаць нязведанае».

Михаил Цыбульский. Фото Георгия Корженевского

Завершая мероприятие открытия экспозиции Давида Якерсона, директор Витебского художественного музея Ольга Акуневич повторила информацию о намечающемся таинственном событии, что мы с удовольствием воспризводим: «Ещё раз хочу сказать, что к июлю мы готовим выставку, которая может прозвучать сенсацией, если у нас всё получится. Тогда мы заявим миру, что у нас тоже есть материалы, которые совершенно уникальны, и их нет в других городах. Но пока мы только ещё мечтаем и работаем над организацией этой выставки».


Меткі: , ,

Падобнае

    5 каментарыяў

    1. Гудвин  
      13/красавік/2015 у 8:40

      Гумен - наш Жириновский! Других не держим))

    2. WWED  
      13/красавік/2015 у 8:45 1

      Гумен молодец, прямо в точку.
      Недоучки, душевно больные недоноски, со всякого рода своими проектами объявили себя богами. Забыть это заплесневевшее супрематическое болото, как страшный сон. И идти дальше!

    3. Добразычлівец  
      13/красавік/2015 у 9:35 2

      Согласен с WWED, Гумен в этот раз выступил очень хорошо и правильно сказал. Нужно забыть то, что было популярно век назад и идти, наконец то, вперёд!

    4. sir  
      13/красавік/2015 у 10:30 3

      Феликсу Гумену +++

    5. :)  
      13/красавік/2015 у 14:53 4

      Феликс Фёдорович молодец!!! Его прямолинейность и незаискивание перед собеседниками всегда уважал в нём.

    Каментаваць